Артур Popados Шигапов (popados) wrote,
Артур Popados Шигапов
popados

Приключения сумасшедших французов в поездке по России, часть 4. ''Счастливый финал''

Красноярск - Усть-Кут. Морозы...
Вот теперь серьезные дела начинают. Во-первых, мы отвернемся от фереральной магистрали : мы поняли, что не удастся и Байкал увидеть, и кататься по Лене. Поэтому мы сразу рванем на север в Усть-Кут, проехав ночью Братскскую ГЭС - жаль еще раз, что ее так и не увидели днем. В Усть-Куте, нам неуверенно сказал Bulat_krsk, автобазы есть и мы сможем найти информацию про зимнюю езду на Лене.


(дворец местного богача)

Во-вторых, теперь-то мороз - настоящий. Когда мы приезжаем в Усть-Кут, уже -37. Для нас, это настоящий шок. Трудно осознать то, что мы стоим на улице, пусть и не надолго, с такой температурой. Если сказать любому французу, что такое возможно - -37С -, и не в какой-то передаче National Geographic, а вот так, на улице, он не поверит. Не стояли бы там, мы бы тоже не поверили. А так, все кажется необыкновенно натурально ! Холодно конечно. Но наши куртки толстые и теплые наши шапки. Я в местном базаре специально себе купил ушанку из ондадры, и пару дешевых унтов, которые оказались впоследствие очень кстати, когда Венсан мерзнул в своих ультрасовременных и дорогущих канадских ботинках, купленных в Москве.

И вот нам другой сибирский урок : техника мудрее человека, она сразу понимает, куда ей не стоит соваться. Она не задает себе метафизические вопросы про дейстительности мороза, про то, как он не такой холодный, как мы ожидали. Она замерзает, и все. После ужина в местном ресторане, мы пытаемся заводить нашу Леночку. Мы ее опять безтолково оставили на улице : а что, за час не мерзнет, наивно полагали мы. А местные в курсе : машины они оставляют в отопленных гаражах, или мотор не глушат - мысль, которая не могла возникать в наших европейских, экологически чистых мозгах. Так получается, что аккумулятор сдох – земля ему пухом. Местный мужик нам продает свой, почти новый, типа Арктик.

- А как же так, у вас нет зимнего аккумулятора ? И еще хотите ездить в Якутию ?

Нам эти замечания надоели - отчасти, потому, что они в цель попадают, отчасти, потому, что понятие "подготовить машину на зиму" сильно отличается у жителя Татарстана и у Сибиряка, что понятно, но и у Красноярца и у Усть-Кутца. Мы еще не знаем что впереди, нас ожидает совсем другой рубеж, который не каждый российский автомобилист преодолел : Крайный Север...

Машину опять не дергать никак. Мы ведь в этот раз ручный тормоз отпускали ! Нам объясняют : мосты тоже замерзают. Мы ели затащим Ниву в гараж мужика, который к счастью живет совсем рядом, и не жалеет усилий, чтобы нам помочь. Усть-Кут, как город, никакой, но он нас сразу принял как родные.

После того, как Леночка погрелась, мы отправляемся в поиски той же самой "автобазы", о которой Булат слышал. После некоторых неудачных попыток, нас направляют к базе "Якут Алмаз" - оттуда, говорят, езжают в Якутию. Логично.

В конце концов мы приезжаем, на выезде города, в одно место, похожее на автобазу : там стоят огромные ангары. На воротах, большими буквами, нас встречает загадочный акроним "МУАД". И собаки. Не любим мы собаки, особенно когда они лают и кусаются, хотя хозяин стоит рядом.

Нас пропускают, и скоро мы найдем офис начальника.

- В России, объясняю я Венсану с авторитетом, в первую очередь, надо выяснить, кто главный, и с ним договориться.

В офисе сидит шустрый дядя лет пятидесяти, лысый, рыжий, усатый и очкастый - Павел Иванович. Он нас сразу перебивает когда мы ему говорим, что хотим ехать на замороженной Лене. "Во-первых, на Лене не ездят. Во-вторых, у вас канистры есть ? Нет ? Ясно. Вы в курсе, что первая заправка на зимнике - через 1000 километров?"

Павлу Ивановичу повезло : он как раз собирался ехать на днях в Якутию на своем Урале. Но это как-то скучно, всегда одни и те же морды. А тут появились два идиота-Француза, один из которых явно шпиён, над которыми можно будет ржать целых три дня !

А нам не то, что повезло : нас просто спасали от неизбежной и очень неприятной смерти в тайге. На самом деле, это вам не какая-нибудь автобаза для любителей : Павел Иванович начальник Усть-кутского отделение Мирнинского Управления Автомобильных Дорог, предприятие-дочка алмазного гиганта Алроса. Основная задача МУАДа, это каждый год делать и ухаживать за зимнюю дорогу, которая ведет в Мирный, алмазная столица Якутии. Для нас, это будет еще крюк - ведь Якутск находится где-то в тысячу километров от Мирного. Но мы слишком рады, что нашли Павла Ивановича.

Сразу же, тот распоряжается, чтобы все для нас сделали : заселяет нас в квартире на базе, и объяснает толком, каким образом мы должны подготовить машину на зимник.
"Месье Пол", как мы скоро прозовем начальника, уже откровенно радуется - ведь попадаются иногда какие-нибудь Канадцы-экстремалы, но целые два Француза, это, согласитесь, другое дело. Близже они к русским. И юмор понимают. А юмор Павел Иванович очень высоко ценит - особенно собственный.

- Ты знаешь, не может он воздержаться при первой нашей поломке (воздушный фильтр капут), что-то твой друг мне напоминает Наполеона в 1812-ом году...

Это уже становится его любимая тема. Тем временем, его водитель Серега, опытнейший механик, чинит нашу Ниву, пока начальник ржет.

- Вы поняли, что нас нельзя завоевать? С нами можно только дружить!, бросает он нам хихикая, и залезает в кабину Урала.

Серега, вслед за ним, меня дает минятурьный кусок железа :

- Держи.

- Это что ?

- Когда чинишь советскую машину, всегда должна остаться одна лишняя часть, улыбается водитель с двадцатилетним стажем на зимнике.

Теперь я понимаю, почему российские КАМАЗисты беспощадно захватывают, каждый год, первые места в гонке Париж-Дакар. Говорят, что человека делает природа; видать, автомобилиста тоже делает техника.

Усть-Кут - Якутск! Всё замёзло, и прекрасный финал
Сегодня 20-ое декабря. На улице - "полтинник". Я знаю это слово; но обычно, так говорят про сумму, или про мужчину в полном расцвете сил, а чтобы это сказали про температуру - первый раз слышу. Что же, придется адаптировать словарный запас. Только Леночка не хочет адаптироваться.

- Маню...

- Что такое ?

- Рулевое управление не отвечает. Кручу, кручу, нечего делать - руль замерз.

Вот это да... Сначала тормоза, потом мосты, а теперь руль... При том, что мы на полном ходу! Это еще не все. Лобовое стекло начинает замерзать - скоро уже ничего не видно. Полтинник, это уже якутский мороз - и для него нужна якутская подготовка. Войлочное покрытие для двигателя, брезент натянутый снизу, арктический аккумулятор, 150 литров бензина в багажнике - это еще не хватит. Но пока придется так ехать... В надежде, что хуже не будет - нам Павел Иванович сказал, что в Якутске сейчас -57С.

Каждый час, мы меняемся местами - печка слабо греет и у водителя постаянно замерзает левая нога : она не двигается и лежит почти на голой железе, куда ледяный ветер дует с явным наслаждением. В сверхботинках Венсана конденсация превращается в толстый лед, и для него, канадский рай заменяет адский "ай !" Канистры пластмассовые протекли, и прятный запах бензина АИ-90 теперь нас не покидает.

Между тем, наши проблемы с зажиганием тоже становятся острее с морозом. Регулярно, машина глохнет на ходу - то есть полностью отключается. Ничего не работает : ни фонари, ни зажигание, ничего. Каждую ночь, мы заряжаем аккумулятор, но это не помогает : каждые 50 километров нас догоняет и дергает Урал Павла Ивановича.

Хорошо то, что зимник совсем недавно открыли - мы ведь единственная легковушка, которая едет на нем, и Уралы и КАМАЗы уже сильно его износили. Еще лучше то, что мы часто останавливаемся : мы всякий раз ползуемся возможностью залезть в вахтовку Урала, и греемся пока нас кормит и напоит чаем бухгалтер МУАДа Ольга Павловна.

На второй вечер, мы пересекаем границу Иркутской области и Якутии (ура!), и приезжаем на последний из пикетов – эти частные гостиницы, где водители отдыхают по пути. Хозяин пикета, бурят Дондок - его все зовут Дима, топил для нас баню. И после легкой пары, мы отдыхаем все вместе в домике. Мы тут понимаем, что Павел Иванович не только любит шутить шутками, он тоже охотник до политических разговоров. Он нас спрашивает, что мы думаем о его Путине, о нашем Саркози.

- Да Саркози болван... Много говорит, но ничего не делает, говорю я. На самом деле, чем-то он похож на Путин. У него тон всегда такой решительный, жесткий. Но от этого мало что получается.

- Нет, жесткость, это хорошо ! Я сам жесткий, как Путин ! отвечает Павел Иванович, хотя меня он больше напоминает Хрущев, когда он бьет кулаком об стол. - России нужен сильный лидер. Страна слишком большая для вашей демократии. И нам расслабиться нельзя, добавляет он, голым торсом после бани, наливая очередную рюмку водки. А то все ждут, пока не смогут захватить нашу землю. Америка, Китайцы... Все хотят наши ресурсы!

К концу третьего дня, мы наконец приезжаем в тихий и чистый Мирный, с которого, явно, китайцы и американцы еще не успели ресурсы увезти. Чистые улицы, красивое новогодное освещение и множество новостроек производят сильный контраст с грязным промышленным Усть-Кутом. Но Павел Иванович снисходительно нам объявляет, что все это на самом деле дешевый косметический ремонт, и что внутри дома те же, что в Усть-Куте.

Нам не охота спорить об архитектуре с ним. У нас дела по-важнее : надо срочно подготовить Леночку к якутским морозам, с которыми мы ели справились на зимнике. Мужики МУАДа еще раз помогают : мы в их гараже остановим машину на ночь, и с помощью Николая Богдановича, мирнинский коллега Павла Ивановича, мы опять отправляемся в поиски нужных нам запчастей. Главное, это наклеить второе лобовое стекло для изоляции - простое замерзает, и ничего не видно. Потом заливают спирт в тормозную жидкость, и зимнюю солярку в сцепление, в мосты и рулевое управление - теперь они больше не мерзнут. В Якутии, любимый вид транспорта - это УАЗик, специально оборудован для зимы : все стекла удвоены, внутри допольнительная печка и все двери дублированы кожой. Эта повозка нас позже спасала от мороза. В самой глухой тундре местные ГАИшники, ни откуда не взявшиеся, нас остановили, и решили нам выписывать штраф за нерабочее состояние левого заднего фонаря. Для этого они нас пригласили в их УАЗик, и пока они разбирались в наших паспортах и правах, мы полностью успели погреть замерзшие бедные ноги наши.

После 1200 километров и трех дней тяжелой дороги, мы не являемся самые лучшие представители парижской элегантности и изысканности. Машина забита мусором, бензин разлился во весь багажник, и наша замерзшая водка, расстаяв, тоже нам передала свой приятный аромат. Мы грязные и вонючие, но тут это никого не волнует.

- Нормально ! нам говорят в гараже МУАДа. Настоящий мужчина объязательно должен пахнуть бензином, табаком и водкой !

Мы, видать, завоевали почетное звание настоящего мужчина. Мы можем гордиться собой : дык, такие ордена на улице не валяются.

Теперь мы уже торопимся. Сегодня 23-го декабря. Наше Рождество на дворе, и вполне возможно, что наш друг уже улетел : надо ехать. Нас в одиночку не отпускают, и Николай Богданович приказывает двум бедным водителям, которые такую честь не просили, нас сопровождать до Якутска. Маршрут прямой, ехать будем сутки, без остановок.

Рано утром выезжаем. После несколько часов, водители решают продолжать дорогу без нас : они тоже торопятся, и они умеют быстрее ездить. Уже светло, мы не заблудимся. Это теперь уже истинная Якутия : на улицах и в кафешках одни Якуты, русскую речь не услышать, и на нас смотрят совсем не приветливо, до того как узнать, что мы не русские, а французы. После 7000 километров дороги, мы впервые по-настоящему сбиты с толку. На улице -45С, кони гуляют по тундре. Свет стал таким редким, что те четыре часа дня которые нам даны кажутся одним длинным закатом...

После сутки езды, мы убиты от усталости. Теперь уже подъезжаем к Якутску, и надо решить нашу главную проблему : найти тот поселок, в котором находится французская школа Республики Саха. Мы знаем, что он не может быть дальше сто километров от Якутска, в северное направление, неподалеку от левой береги Лены. А может, и правой ? Наш друг нам сказал, что село называется "Хамагатта". Но мы такого не нашли на никаких картах. И местные тоже не знают.

(С этого момента - в моей редактуре, по просьбе автора - прим.Popados)
В очередной раз наши искаженные рожи и нестандартная машина возбуждают солидарность местных жителей. Хотя у него наверно и есть другие дела, хозяин столовой, в которой мы останавливаемся на завтрак прежде чем въехать в Якутск, хватает в руки олимпийский огонь помощи французам-разгильдяям, которая передалась от Луца к Павлу Ивановичу через множество курьеров.

- Давайте я буду ехать впереди, а вы за мной. Нельзя же с такой машиной по городу мотаться...

Мы об этом даже не думали. Левое зеркало оторвал встречный КАМАЗ на зимнике, а боковые и задние всё равно полностью замерзали - мы не успели и на них приклеить двойные стёкла. Ничего не видно, за исключением задних огней ‘’Судзуки’’ нашего Богом ниспосланного гида.

Как слепые щенки, мы въезжаем в Якутск и следим за якутом. Чтобы повернуть или обогнать машину, я открываю дверь и гляжу в сторону. Прохладный ветерок сразу же проветривает мозги и не дает заснуть. Мы проезжаем весь город, и хозяин столовой нас оставляет на берегу Лены. Он почти уверен, что Хамагатта находится на той стороне. Или на этой?

Переправа Лены для француза - c'est quelque chose*. Нас на ней захватывает заря. Мы долго не можем сообразить, что ледяная пустыня, по которой ползут как улитки редкие машины - это река. На первый взгляд, её ширина не меньше пяти километров. Это примерно в двадцать пять раз шире Сены в Париже. С другой стороны, оно и логично, ведь Якутия по размеру равна шести Франциям.

Погода отличная. Солнце и мороз бодрят, и мы чуем, что конец путешествия приближается. Через час-два мы, наконец, увидели деревянный столб, на котором вырезано большими буквами волшебное слово ‘’Хамагатта’’. Странно, ведь у входа посёлка было другое название. Нам объасняют: как все якутские поселки, Хамагатта почему-то имеет второе, официальное название, Крест-Кытыл, которое указано на картах и табличках. А Хамагатта - это только для местных.

Мы оперативно найдем французскую школу, очень красивую и современную, с новым ремонтом и компьютерами, что в таком маленьком поселке даже удивляет. Там нам не сразу верят, но вскоре преподаватели французского языка признали, что мы никто иные, как настоящие французы, которые теперь уже и настоящие мужчины.

- А где Орелиан? - спрашиваем, в отчаянии, его якутских коллег. Ведь высокую фигуру и большой нос нашего друга - две редкие черты в регионе - нигде не видать в школе. Разве он уже уехал?

- Нет, он просто поехал в город за покупками. Сегодня же Рождество, он нас всех пригласил к себе в гости...

Согласитесь, мы не могли бы попасть в лучшее время. У нас есть еще пара часов чтобы поесть и спрятать машину - будто бы прошли мимо, увидели свет в окне и решили зайти поздороваться. Нам повезло, тем более, что он через три дня уже летит обратно во Францию.

- Отчаянные ребята! - всё повторяет с сильным якутским акцентом Василий Иннокентьевич, директор школы, который тотчас берет на себя ответственность везти нашу машину в свой гараж. Мы решаем там её предательски покинуть - дальше наши пути расходятся. Я уже должен вернуться в Москву на работу, а Венсан всё-таки собственными силами решил доехать до Владивостока. Один с Леночкой он не справится - она дама с характером. Валентин Иннокентьевич обещает, что он её продаст и деньги отправит, что он действительно и сделал, шесть месяцев спустя.

Время пришло для сюрприза. Удался он выше всех ожиданий. Из окна своей комнаты Орелиан долго не мог понять, кто такие эти две идиота в огромных шапках, куртках и унтах, которые орут его имя, с бутылкой водки и банкой икры в руках...

После тёплых объятий, мы подробнее познакомились с местными коллегами и друзьями Орелиана.
Мы уже начали привыкать к звучанию языка, к лицам и питьевой воде в виде больших кусков льда во дворах, когда последнее потрясение пришло из ниоткуда. Было дело в последний день до выезда. Нас пригласили в сельской клуб на новогодную вечеринку. Там собрались коллеги Орелиана, а также спортсмены и даже один из министров республики. Абсолютно все косоглазые, говорят по-якутски. На столе зимние салаты и строганина из "чукурды", через такси заказывали шампанское и водку. ‘’С якутами не пейте!’’ - предупредили нас русские. Вышел из сцены какой-то ансамбль традиционных танцев.

И вдруг он запел. Маленький, никакой, но вполне уверенный в своих силах. В ошеломительном белом костюме и черной рубашке. Первые аккорды звучат. Мы с Венсаном и Орелианом открываем рот и смотрим, растерянные, друг на друга. Это какая-та ошибка. Мы наверно так далеко заехали на восток, что внезапно совершили круг и оказались опять на родине: назад в пространство, и назад во время. А между тем Якут пел: "Tombe la neige..."

КОНЕЦ.

Tags: #путешествия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo popados january 19, 2015 18:25 113
Buy for 90 tokens
Уважаемые читатели! Перед тем, как вы напишете здесь свой первый комментарий, ознакомьтесь с правилами поведения в этом невероятно светлом и уютном блоге. И тогда он наверняка не станет последним, я обещаю. Правила просты и понятны: Комментарии модерируются, и довольно жёстко. Оскорбления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments