Артур Popados Шигапов (popados) wrote,
Артур Popados Шигапов
popados

»Каникулы фрилансеров-2» Часть 7. Через бангкокские тернии – к красным звёздам Вьентьяна

Погуляем?

Итак, настало время погулять по Бангкоку - городу, ставшему для многих чуть ли не родным. Поскольку будущее нашей планеты уже предрешено, и быть ему окрашенным в китайско-индусские цвета, то самое время посмотреть на места, где это вторжение уже давно началось. Вы смотрите на них в прицел объектива, они взирают на вас равнодушно сквозь непроницаемую занавесь очков, и не понять, что скрыто в азиатской душе. Так происходит общение разных цивилизаций.


 

Чем дольше вы находитесь в Таиланде, тем больше начинаете замечать торчащие отовсюду китайские уши. Собственно, сама нация представляет собой волну иммигрантов из Южного Китая, хлынувшую к берегам Чаопраи тысячу лет назад. После провозглашения Бангкока новой столицей, самый деловитый в мире народ живо смекнул, куда дует ветер, и заселил собой остров Ратанакосин. Когда выяснилось, что королям у себя в городе нет проходу от китайских гастарбайтеров, тех бесцеремонно подвинули в этот район к югу от улицы Чарон Крунг. Он моментально превратился в центр столичной торговли и ремёсел. Теперь выкурить отсюда китайцев способна лишь атомная бомба.


 


 

Глядя на современный муравейник Чайна-тауна, сложно представить себе, что тут творилось до 70-х годов прошлого века, когда каждый квадратный сантиметр улиц был занят лавками, мастерскими, магазинами, рикшами и ещё чёрт знает чем. Мода на современные мегамоллы изрядно опустошила этот район, и теперь он стал пригодным для неспешных прогулок и погружения в жизнь типично китайских улочек – более китайских, чем в большинстве безликих городов-монстров Поднебесной.



 

Его кипучие улочки, утыканные лавками и украшенные всевозможными иероглифами, словно переносят туриста лет на пятьдесят назад и тысячи километров севернее, в кварталы китайских Дали или Ченду. Не стоит искать здесь какие-то сумасшедшей красоты достопримечательности. Он сам и есть одна большая достопримечательность. По китайскому кварталу очень приятно побродить, наведываясь в небольшие даосские храмы, толкаясь на импровизированных притротуарных рынках и пробуя знаменитый суп из ласточкиных гнёзд в одном из целой мириады кафе.
Лучшей отправной точкой для исследования Чайна-тауна служит железнодорожный вокзал Хуа Лампонг (Hua Lamphong Railway Stasion) 1890-ого года постройки. Это самое большое в городе здание в стиле ар-деко, и в силу своего назначения, самое оживлённое.

Вокзал удобно расположился возле станции MRT его же имени, куда легко добраться туристам, живущим на Сукумвите и Силоме. Тем, кто обитает в центре, неподалёку от Каосан-роуд, можно использовать автобус 53, а ещё лучше – такси (поездка- 60-100В).
Обстановка Хуа Лампонга совсем не похожа на привычный российскому глазу бомжевато-полукриминальный вокзальный бедлам. Граждане мирно сидят на чистом мраморном полу и смотрят на большом экране матчи английской премьер-лиги, возле касс дежурят вежливые помощники, помогающие иностранцам купить нужный билет, а с балкона доносятся призывные ароматы свежесваренного кофе. Сразу же хочется стать его пассажиром! Каждый день в 18.00 у портрета короля выстраивается военный караул, все встают и слушают королевский гимн, выражая почтение своему монарху.

 


 

Выйдем на просторную привокзальную площадь и пересечём её наискось в сторону проспекта Чарон Крунг. Для этого придётся перейти через клонг Крунг Касем и нырнуть в улочку Траймит (Thanon Traimit), слева по ходу движения. Наша цель - внешне скромный ват Траймит (Wat Traimit). Этот небольшой храм стал причиной большой золотой лихорадки полвека назад. Тогда рабочим, проводившим ремонт, понадобилось переместить самого обычного гипсового Будду высотой 3 метра. Но для своих скромных размеров весил он подозрительно много, сорвался с крюка подъёмного крана и рухнул на пол. Гипсовая оболочка раскололась, и глазам изумлённых строителей предстал Будда из чистого золота весом пять с половиной тонн! Историки объяснили находку тем, что в смутные времена монахи прятали золотые статуи от набегов жадных до чужого добра бирманцев. Потом они бежали или погибали, унося тайну о спрятанных сокровищах с собой в могилу. Новость о чудесной находке прокатилась по всему Таиланду и вызвала массовые ‘’гипсовые погромы’’. Последователи Остапа Бендера и Кисы Воробьянинова разбивали все подозрительные изваяния в надежде найти там золото. Но их усилия оказались тщетными - траймитовский Будда так и остался единственным. Теперь он, как символ Золотой Лихорадки тайского розлива, сидит и посмеивается над туристами, фантазирующими на тему ‘’А что было бы, найди его я’’.

 



 


 


 

Надо сказать, было бы много чего - его стоимость по современным меркам зашкаливает за 200 миллионов долларов! Тут же демонстрируются осколки того самого легендарного гипса. Храм так популярен, что иногда туристов в нём больше, чем прихожан. Также внимания достоин механический гороскоп, больше уместный в салоне гадалки, и главный бот, неплохо украшенный.
Адрес: Thanon Traimit и Charoen Krung, открыто 8.00-17.00ч.ч., вход 40В.

Ват Траймит расположен в восточной части Чайна-тауна. Отсюда можно выйти на Чарон Крунг, пересечь его и наткнуться на небольшой китайский храм Thian Fa в традиционно пышных декорациях эпохи династии Тан.


 

Это к тому же ещё и госпиталь, основанный при активнейшем участии северных соседей. Святыня храма - статуя бодхисатвы Куан Йим, вырезанная из тикового дерева, возрастом под 900 лет.

Просветлившись пред святым ликом и достигнув состояния полуголодной нирваны, самое время пройти по улице Яоварат (Yaowarat Road) до старого рынка Талад Ленг (Talad Leng), что на Soi 6 (другое название – Soi Itsaranuphap).


 

Это - самое сердце Чайна-тауна, здесь ещё сохранились все старые традиции, включая утреннюю церемонию изготовления фонарей. Сегодня на рынке торгуют свежими овощами и фруктами, мелочёвкой и китайской едой, зачастую неопределимой по происхождению и назначению.


 


 



 


 



 

Тем интереснее провести мини-исследование и попробовать настоящую китайскую еду в одной из забегаловок.


 

Улица Яоварат усыпана иероглифами колоритных неоновых вывесок, которые лучше получаются на фотографиях именно во второй половине дня.



 

Попадаются и невесть откуда здесь взявшиеся дома в стиле ар-деко, порядком изъеденные временем и влажным плесневелым климатом.

Сразу же за рынком свернём налево по переулку Мангкон (Mangkon Road) и выйдем на улицу Сампенг Лейн (Sampeng Lane), обычно называемую Soi Wanit 1.


 

Если Святая Русь пошла от стен Киевско-Печорской Лавры, то местный Чайна-таун обязан своим появлением в 1782 году именно этому сборищу торговых точек, где традиционных сувенирных кисок, машущих лапой, больше, чем людей.
Продолжим движение в западную часть района, к старинному китайскому храму Бун Самакон (Boon Samakon Vegeterian Hall). Он спрятался в небольшой сои чуть южнее пересечения Сампенг Лейн с улицей Ратчавонг (Ratchawong Road), и местные жители чаще называют его Kuson Samakon. Храм украшен красивой резьбой по дереву и скульптурами из китайской мифологии. Внутри здания установлены потрясающие по своей красоте алтари, в лучших традициях даосского храмостроения. Дорога к храму всегда изобилует терниями и искушением мирских страстей. Здесь они воплотились в виде большого ювелирного магазина ‘’Танг То Канг’’ (Tang To Kang Gold Shop). В недрах этого семиэтажного ювелирного монстра, построенного по голландскому проекту, навсегда исчезают слабые духом представительницы слабого пола.
Вернёмся всё же на Сампенг, чтобы ровно через квартал опять нырнуть налево в небольшую улочку Махачак (Thanon Mahachak) до храма Чакрават (Wat Chakrawat). Его ещё называют ‘’Крокодиловым’’, из-за трёх мощных рептилий, украшающих храмовые пруды.



 


 



 


 

Тот, что слева от входа, приютил 3-метровую зверюгу, а тот, что справа – чуть поменьше. Главарь кроко-банды давно отошёл в мир иной и установлен в виде чучела посередине.
Самые стойкие всё же проходят Сампенг Лейн до конца и ввергаются в адские хляби Трок Хуае Мед (Trok Huae Med) – первой рыночной улочки, где начинают мелькать насупленные индийские физиономии. Она просто кишит народом и торговыми развалами, пробираясь между которыми нужно внимательно следить за своим кошельком и задними карманами.

 



 

Чтобы не почувствовать себя несчастным, просто необходимо иногда отклоняться от базарной улицы и нырять на соседние, куда более приятные и пустынные переулки, где можно схватить то самое, желанное, ощущение, что ''вот оно, настоящее и аутентичное, за чем стоило лететь через пол-Земли''.

 



 


 



 

Как бы то ни было, вы не пройдёте мимо клонга Онг Анг, а это значит, что Чайна-таун уже закончился и начался перекрёсток с улицей Чакпет (Thanon Chak Phet), чаще называемой Чакрапет (Chakraphet). Вообще, путаница названий и их произношения всегда отличала этот район, поэтому отыскать две идентичные карты местности практически невозможно. Необходимо воспринять это как увлекательный квест с головоломками и разгадывать, разгадывать, разгадывать маленькие тайны большого Чайна-тауна.
Итак, Чакрапет знаменует собой переход из китайского анклава в район Маленькой Индии (Little India). Он очень небольшой, зажат улицами Пахурат (Phahurat) и Трипет (Triphet).
Солнце заходит за тучи, краски темнеют, а весёлая пестрота китайских иероглифов сменяются типично индусской угрюмостью, давкой, и текстильно-кожаными развалами крытого рынка Пахурат (Phahurat Cloth Market), что протянулся тонкой кишкой параллельно китайскому рынку, чуть справа.

 


 

Единственное достойное место в Маленькой Индии - это высокий многоэтажный сикхский храм Сри Гуру Сингх Сабах (Sri Guru Singh Sabah), с отделкой из белого мрамора. Вход отыскать довольно просто: надо свернуть налево с Сампенг Лейн на Чакрапет и отыскать торговый центр ''India Emporium'', который сложно не заметить. Один из слоняющихся внизу индусов наверняка нарядит вас в жёлтую чалму и сопроводит наверх, где на 6-ом этаже расположилась просторная молельня. Можно ходить туда-сюда по этажам и наблюдать, как сикхи читают увесистый том своей главной религиозной книги. На 2-ом этаже можно бесплатно перекусить в вегетарианской столовой. Увы, для посещений храм открыт только ранним утром – в этом и есть маленькая индусская хитрость.
Адрес: 555 Chakraphet Road, открыто 7.00-9.00ч.ч.

 



 

Не зря местные индусы пользуются у тайцев дурной репутацией - количество ворюг и мошенников, пристающих с заманчивыми предложениями к туристам, здесь довольно высоко. Поэтому лучше не углубляться в недра Пахурата, а сделать плавный крюк по улице Чакрапет, с тем, чтобы выйти на набережную, к импозантному Мемориальному мосту (Memorial Bridge), названному в тайском варианте Phra Buddhayodfa. Перед ним восседает на троне отец-основатель Бангкока – Рама l . Как и основатель Петербурга Пётр Первый, он носит почётное имя Великий и пользуется особой любовью в народе. Король-солнце не только основал правящую династию и нынешнюю столицу, но и сделал Сиам одной из самых сильных в военном плане держав региона, так что извечные враги-бирманцы никогда больше не переходили тайских границ. К тому же именно он стал автором тайской версии эпоса ''Рамаяна'', под названием ''Рамакиен''. В общем, умный и передовой для своего времени был дядька. Он умер 7 сентября 1809 года после короткой болезни.

 



 


 


 

На другой стороне просторной площади расположились владения храма Ратчабурана. Его возвёл богатый торговец по имени Лиаб, ещё в аюттайский период, а старший сын того самого Рамы Первого сделал капитальный ремонт и под эту дудку втихаря приватизировал. Во время 2-ой Мировой храм разрушили, но горожане, как всегда, выручили пожертвованиями, и в 1962 году красавец был восстановлен. Нынешнее поколение местных жителей превратило площадку перед ватом в автостоянку.


 



 

Этот интересный маршрут заканчивается у пирса Сапан Пут (Saphan Phut), между двумя мостами через Чаопраю. Позади – жизнерадостные жёлтые, вперемешку с насупленными чёрными, лица двух бангкокских нацменьшинств и ещё один прогулочный день. Впереди – целый мир, которого, как известно, всегда мало!

 

10 янв 2012, 20:48
Чёрное на белом в Бангкок-сити






Опять на вокзале мечты
Коротенько о поездке в Лаос, молниеносно-однодневной. Настолько молниеносной, что почти и следа не оставило ни на казённых гостиничных простынях, ни в памяти фотокамеры.
Вьентьян - это именно то, что мы любим в традиционной Азии, без того, что мы в ней ненавидим. Колониальные отсветы на современных архитектурных пожарищах, вытянутые фаллосы французских багетов, тихие безмолвные ступы и почти повсеместное отсутствие чадящего трафика.





Наташа влюбилась в этот город с первого взгляда, и я даже немного оревнован (есть такое слово? нет? значит, изобрёл) этим рекордом. Мне кажется, в своё время я показал результат на полчаса хуже, но теперь уже не проверишь. Сердца записных красавиц всегда дремучий бурелом - пока продерёшься, расцарапаешь пузо и собьёшь в кровь все мысли. Когда-то давно на первом мамба-свидании с одной маасковской девицей я полчаса слушал упрёки, что мол скучно и никто не развлекает, злился и хотел уже сваливать, как попал вдруг под тяжеленный засос по-французски, с ёрзанием на коленях. Дело было в кавказской бильярдной, и от такого зрелища краснели смущённо даже полупьяные подростки-джигиты. Кривые бесплатные кии выпрямились, а на сакральное предложение ''проводить тебя до дома?'' был получен короткий и беспощадный отлуп. Хоть я и стал легендой в горах Армении, но понял лишь то, что пьяных женщин надо опасаться больше, чем трезвых жестоких милиционеров.
Вьентьян - такая же запутанная в своих прошлых жизнях и нынешних душевных метаниях блондинка. Широкие парижские blvrd и Ave, но Триумфальная арка, выстроенная выше в размерах, назло тем самым завоевателям-парижанам.



Советское прошлое, взирающее с красных знамён, и обычный такой мелкобуржуазный индокитайский базар под ним, словно в насмехательство над идеями Маркса и Че. Есть в этом что-то такое родное, русский набор ментальных противоречий самим себе.


Мы во Вьентьяне практически дома, о чём неутомимо напоминает серпасто-молоткастая реклама везде-ссущего ''Пчелайна'' на каждом заборе. Фу, какой бесстыдный ''закос под любовь''.



Один день - как пуля навылет: крови много, но ничего не чувствуешь, ноги целы, ходят, и пора обратно. Мы пришли на ТОТ САМЫЙ вокзал, из воспоминаний.


Обычный автовокзал, с деревянными скамейками, плоскими шутками и плоско-лаосскими лицами. Поминутно уходят автобусы в самые разные провинциальные дыры. Со временем замечаешь, что все дыры одинаковы, что в дальнем Подмосковье, что в ближнем подлаосье. Но именно здесь 6 лет назад я просветлился и осознал Нечто, настоль важное, что уже давно забыл. Помню лишь, как сердце приятно сжалось тогда в осознанье - ВОТ ОНО! САМОЕ ГЛАВНОЕ! Я путешествую! Я, чёрт возьми, путешествую! Послав на три буквы начальника, на две буквы больше сварливую жену, просто так взял и уехал на два с половиной месяца, и теперь сижу на старом вьентьянском автовокзале, жду запропастившегося куда-то Володю Вольфсона и придумываю название своего первого большого травелога. ''На вокзалах моей мечты'', местами наивной, местами чересчур романтичной и смешной, какой только может быть мечта начинающего путешествовать. Шесть лет, сорок стран, ночёвки в самолётах, вонь из кроссовок, ушедший с миром в мир иной рюкзак, ушедшая вслед за ним сварливая жена, пришедшие товарищи, одержимые такой же напастью, ещё самолёты, ещё рюкзаки... Вокзал мечты всегда один, где бы ни находился, и мечта всегда несбыточна, как чемпион мира по футболу Россия. Её даже не сформулировать, эту мечту. Можно лишь накатать несколько строк в рифму, как тогда, выразить состояние, неизменное вот уже шесть долгих лет.И вновь кружусь водоворотом,
И вновь с дорогою на ‘’ты’’.
А может там, за поворотом,
Стоит вокзал моей мечты?Войду в его пустые кассы,
Неспешно выберу перрон,
И экзотические трассы
Забросят в Рим или Янгон…


Чудес увижу я немало,
И храмы дивной красоты,
И среди тысячи вокзалов
Найду вокзал своей мечты.Но сколь ни странствую по свету
Средь буден праздной суеты,
Нет сил бродячему поэту
Найти вокзал своей мечты.Так кто подскажет, кто ответит
Сознаньем ясной правоты-
- А существует ли на свете
Вокзал несбывшейся мечты?Незаметно пройдена тайская граница, и вот уже звенит колокольчик на перроне тайского Нонг Кая.


Здесь всё такое уютно-красивое, в фонтанчиках, рюшечках и цветочках, как на даче у офицерской вдовы.


Это не вокзал несбывшихся мечт, здесь все получают оплаченное согласно действующим тарифам. Пора домой, в Паттайю.

 

 




Tags: Бангкок, Лаос
Subscribe
promo popados январь 19, 2015 18:25 113
Buy for 90 tokens
Уважаемые читатели! Перед тем, как вы напишете здесь свой первый комментарий, ознакомьтесь с правилами поведения в этом невероятно светлом и уютном блоге. И тогда он наверняка не станет последним, я обещаю. Правила просты и понятны: Комментарии модерируются, и довольно жёстко. Оскорбления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments