Артур Popados Шигапов (popados) wrote,
Артур Popados Шигапов
popados

Порционная пицца для сорокалетнего мужчины

Два разных места, две одинаковые ситуации. Месяц назад, в Майами, и вчера, в Сан-Ремо, где поёт вечно невыспавшийся, и оттого хмуро-романтичный, Тото Кутуньо. Я в компании молодых девушек, как червяк в виноградной гронке. Море, пляжи и там и там, все раздеты, сбыча самых сокровенных мечт.


Хостел в Майами-бич нашёлся не сразу. Вечер, громкая музыка, толпа со стаканами на входе, какая-то нереальная концентрация красивых девиц в мини. '’Ночной клуб’’ – догадался я и прошёл мимо. Нет, всё правильно, вот эта улица, вот этот дом.
- Добро пожаловать в Майами-бич хостел! – проорал сквозь Рианну дежурный администратор. – Пати каждый вечер! Кружка бесплатного пива! Лучшие девушки в городе! Халявная жратва! Скидки на вход в клубы! Вам нравится у нас?
- Ещё не заселился, но уже, - гаркнул я, выворачивая зенки. Невесты в очереди за халявным пивом. Всё как положено, шпильки размером с Эйфелеву башню и неоновый свет, выгодно скрывающий целлюлитные проплешины.


Рай? - Всего лишь предбанник.

В небольшой комнате я оказался наедине сразу с четырьмя особами противоположного пола, в боевой раскраске и без ненужных щепетильных манер. Две знойные колумбийские бомбиты, мощная Гретхен и так, по мелочи. Подготовка к танцулькам, переодевашки, свинцовый мейкап, пленных не брать. Я задумался о времени и о себе.
Что ещё можно пожелать себе, двадцатилетнему? Женская общага как символ мужского счастья. Малинник, где сами собой падают в рот крупные и перезрелые ягоды. Но вот какая странность: в этом безусловном раю я чувствую себя отнюдь не Стифлером из ''Американского пирога'', а скорее Тулуз-Лотреком. Мне хочется писать картины. Оцифровать увиденное, сформулировать, преобразовать в текст. Сначала создать произведение, а уже потом расплатиться им за секс, как делал полубезумный француз из борделя на Place Pigalle. Калибр не тот, но модели схожи.
Я вышел из хостела и направился в ближайший 7/11 за водой. Позорное бегство с гендерного ристалища. Как хочется иногда побыть Стифлером, не думать о последствиях и причинах, клеиться и зажимать, нести уверенную чушь, надкусывать и забывать, забивать и не копаться в себе в поисках смысла. Оставить всё это заумное дерьмо рефлексирующим французам. Кто виноват в том, что я дрейфую, как списанная баржа, к другому берегу, где полуночные торговцы дурью и 7/11? Лишние 20 лет в мозговых извилинах, наташины имейлы, исполненные тоской и роковой страстью, ещё что-то? Поиск смысла – начало старости, а прекрасная бессмыслица – всё, что есть у молодости, это понятно. Непонятно одно: на каком из берегов я чувствую себя дома. Развешанные всюду лифчики с одной стороны и порционная пицца + диетическая кола – с другой. Каждый, кому вот-вот стукнет сорок, растеряется на моём месте. Вот у компании молодых подонков сомнений, похоже, не бывает никогда. Они сняли на троих негритянку исполинских размеров и зашли в 7/11 за пивом и чипсами. На чёрной сестре из одежды только стринг-купальник и платформы, это в Майами обычное дело. Такие сиськи, что можно получить иск за харрасмент одним неосторожным взглядом. Очередь старательно и политкорректно отворачивается, малолетние стифлеры отважно шмыгают носами, изображая бывалых ёбарей. Я уже знаю, как всё закончится этой ночью, некоторые даже не расстанутся с девственностью.



Значит, всё дело только в лишних двадцати годах? Решительно отметаю эту мысль, обжигаясь порционной пиццей на обратной дороге. У меня есть железная отмазка – эти самые имейлы. Непристойные и возмутительные, как загорающие голышом немецкие старухи на турецких пляжах. Лежу с ноутбуком возле колумбийки по имени Андреа, козыряющей огромными губами на пол-лица. '’У нас в Монтерии меня все называют Андреа-большие губы’’ – не без гордости поясняет она.

Я в это время строчу ответный имейл по-русски. Что поделать, в наше время телесность общаг и борделей безнадёжно проиграла неприличным веб-адресам, бесплатным или за 2.95$ в месяц. Лотрек уже никого не нарисует, да и платить не за что, кругом одни торренты. Мужчины расширяют географию своих побед, экономя попутно на ресторанах, цветах и такси. Я хотя бы использую Яндекс-почту и знаю адресата в реале, у многих нет и этого.
С колумбийками, впрочем, мы быстро подружились и гуляли совместно по Майами-бич пару следующих дней.



Весьма специфический курорт. Чувствуешь себя как на съёмках рэп-видео, причём непонятно, кто кого копирует - 50cent и Лил Ким обычных прохожих, или наоборот. Чёрные бразы с цепями и криминальной походкой, их боевые подруги в злачных шортиках. Все демонстрируют несокрушимое здоровье, фитнесс и желание тратить деньги, возможно, последние. Набережная South Beach усеяна клубами и ресторанами, где они чувствуют себя хозяевами. Изредка мелькают седеющие белые миллионеры с модельными девушками выше их на голову, но не они хозяева на этих улицах. Энергия не та. Если когда-нибудь начнётся великое Чёрное Наступление, лучшего места для старта не придумаешь.









Я толерантно не против, будущее планеты всё равно чёрно-жёлтое. Это как глобальное потепление после ледникового периода, с данностью не поспоришь. Такие необычные мысли рождает обычный, казалось бы, пляжный городок Майами-Бич.


Его старший брат, город Майами, не рождает вообще ничего. Скучный жаркий мегаполис, где совершенно нечего делать, если ты не на машине. Прямые улицы, огромные расстояния, офисы и минимум живых людей вокруг.









Самое время подумать о местонахождении рая в жизни современного мужчины. Женское общежитие или сокровища поисковых систем?
Ответ явился сам собой, во вчерашнем Сан-Ремо. Компания русских туристок, ужин в ресторане, откровенные разговоры о личном. Проводил их поздно вечером до гостиницы. Попросил попользоваться вайфаем, открыл почту, прочёл письмо от Наташи. Сегодня мы встречаемся с ней в Милане, после двухнедельной разлуки, и о том, что будет, не пишут даже в имейлах.
Одна из компании, Людмила, остановилась в отеле на соседней улице. По всем правилам курортных знакомств следовало напроситься на чашку кофе в номер. На улице росли огромные жёлтые апельсины. Я стоял, воровато озираясь, и ждал, пока разойдутся случайные прохожие. Кислятина, конечно, но если добавить в чай, будет очень даже ничего. Прохожие, как назло, не желали расходиться.
- Ну ладно, пока. Спокойной ночи.
- А, давай. Пока.
Мы никогда не увидимся больше. Я спешу домой. Там меня ждут остывающая пицца и любимые неприличные письма.
Tags: США
Subscribe
promo popados january 19, 2015 18:25 113
Buy for 90 tokens
Уважаемые читатели! Перед тем, как вы напишете здесь свой первый комментарий, ознакомьтесь с правилами поведения в этом невероятно светлом и уютном блоге. И тогда он наверняка не станет последним, я обещаю. Правила просты и понятны: Комментарии модерируются, и довольно жёстко. Оскорбления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments