Артур Popados Шигапов (popados) wrote,
Артур Popados Шигапов
popados

Повесть ''Чёрный квадрат''. Часть 2. ''Пропавший батальон''

...Наконец, полковник Бошем, командующий батальоном один дробь пять Норфолкского полка, в который входит ваша добровольческая рота, отдал распоряжение разбить лагерь в зарослях кустарника поодаль от линии берега.
Изможденные жарой солдаты бросились разгружать шлюпки, доставая оттуда оружие, боеприпасы, бочонки с водой и ящики с провизией. Всем хотелось как можно скорее скрыться с пляжной сковородки в спасительную тень высокого кустарника. Два совсем молодых новобранца, симпатяги и весельчаки Рич и Барни, отпускавшие всю дорогу из родной Британии сальные шуточки, от которых падала со смеху половина батальона, схватили самый верхний ящик, с явным намерением побыстрее разделаться с разгрузкой.
- Тяжеленный, зараза! - ругался Барни. - Чего они туда наложили? Надеюсь, это шотландская солонина! Хотя я согласен и на виски.
- Забудь, дружище! - хохотал Рич. - Сдается мне, в этих ящиках угощение для наших турецких подданных. Уж мы как следует накормим их свинцовой похлебкой!
- Стойте, парни, - прошептал им Питер Барнаби, невысокий, но крепкий и жилистый мужчина средних лет. В долгих походах его морщинистое лицо обветрилось и приобрело густой кофейный оттенок. Выбеленные сединой густые усы еще больше оттенили глубокие темные борозды морщин. Он был старым и опытным солдатом, не понаслышке знавшим, что такое смерть в боях. Но откуда это было знать новобранцам, увидевшим его впервые при посадке на судно? - Обождите, не суетитесь. Не нравятся мне эти кусты. Тихо как-то...
- Да брось, дядя! - беспечно отозвался Рич. - Турки все в двух десятках миль отсюда, на линии фронта. На этой стороне нет укрепленных береговых фортов, и покуда тут наш флот, они не сунутся на побережье. Если в этих кустах и есть что, то скорее всего оно наложено впопыхах, при виде нашего десанта.
Солдаты дружно загоготали.
- У нас есть, дай Бог, с полчаса, чтобы подкрепиться и передохнуть, - продолжил Рич. - Так что надо поторапливаться, пока наше премудрое командование разбирается, в какое еще пекло стоит нас засунуть. Барни, идем скорее.
Когда первая группа, нагруженная запасами, направилась в сторону зарослей, со стороны невысокого холма застрекотал пулемет. Два весельчака, переносившие ящик с патронами, рухнули замертво.
- Ложись! Все в укрытие! – заорал Бошем. Рядовые бросились к шлюпкам, укрывались за ящиками, падали в песчаные вымоины. Норфолкцы открыли ответный огонь по точке, откуда шла очередь. Их положение осложнялось тем, что враг вёл огонь из зарослей, на высотке. Британцы же были на голом пляже, как на сервировочной тарелке, готовые к употреблению.

К первому стрекоту и вспышкам присоединились сухие хлопки винтовочных выстрелов. Похоже, десант нарвался на турецкую разведку. Судя по немногочисленности вспышек, османы поспешили и недооценили свои возможности. Их явно было немного – отряд в десяток, может два, бойцов. Как же нужно было обезуметь от гнева, чтобы столь безрассудно открыть огонь по двум батальонам противника, поддерживаемым морской артиллерией! Видимо, горячие турки имели много личных счетов с британцами - каждый осман считал любого англичанина своим кровным врагом.
Перестрелка продолжалась минут десять. Все закончилось, когда со стороны моря гулко бабахнуло, и раздался знакомый громкий вой со свистом. Это носовое орудие транспортного судна дало залп. Похоже, капитану Беку удалось связаться с кораблем по радио. Первый взрыв прогремел в десятке ярдов правее пулеметного гнезда, однако стрекот тут же прекратился, как и выстрелы винтовок. Вероятно, турки поняли свою ошибку и решили сматываться, пока их не накрыла флотская артиллерия. Через несколько секунд после первого взрыва просвистел второй снаряд. Он ударил точно в место, откуда минутой раньше велся огонь. Всё стихло.
- Не стрелять! – скомандовал полковник.
Солдаты замерли в ожидании. Несколько минут все сидели неподвижно. Только шум прибоя и шелест листвы заполняли побережье. Со стороны зарослей, откуда турки вели огонь, тоже не раздавалось ни звука.
- Псть! - капитан подал знак капралу Уолтеру Кроссу, командиру разведотряда, и жестом указал на кусты. Кросс кивнул, снял с головы каску, надел ее на винтовку и приподнял над шлюпкой. Реакции не последовало. Тогда он надел каску обратно на голову, лег на землю, высунулся из-под киля лодки и стал рассматривать заросли в бинокль. После изучения отдал шепотом распоряжение бойцам своего отряда и по-пластунски направился в сторону опасных кустов. Двое рядовых разведчиков сделали то же самое с двух разных сторон, перебежав за шлюпками.
Спустя короткое время они скрылись в высокой траве, росшей за песчаным пляжем, а еще через минуту невысокая фигура Уолтера показалась в кустах в полный рост:
- Чисто, кэп! - отрапортовал он Бэку. - Пулеметчик убит, остальные скрылись. Можно продолжать.
- Батальо-он! Продолжить разгрузку! - скомандовал капитан. Опыту и чутью командира лучшего в полку разведотряда можно было доверять на все сто. Если он сказал, что чисто, значит - чисто.
Бойцы поднялись из укрытий, взялись перетаскивать из шлюпок груз и устраивать лагерь в тени невысоких зарослей, откуда еще десять минут назад по ним стреляла турецкая засада. Погибших Рича и Барни завернули в парусину и отправили шлюпкой обратно на судно, а тело убитого османа-пулеметчика отнесли в сторону и закопали в песок. Хоронить мусульманина по христианскому обряду никто не стал.

Зеленая полоса была совсем небольшой - всего пару десятков ярдов. За этой линией она обрывалась, и начиналось огромное плато степной равнины, окаймленное холмами с востока. Худшего места для наступления и представить нельзя. Войска на равнине будут прекрасно обстреливаться с высоток, и нет ни деревца, ни овражка для укрытия. Однако, равнина простиралась с севера на юг на всем протяжении побережья, и в бухте Сувла линия холмов подходила ближе всего к берегу. Поэтому генерал Гамильтон и выбрал это место для десанта.
В полумиле от начала равнины нестерпимо ярким пятном светилось пересохшее соленое озеро. Белые кристаллы отражали полуденные лучи, и казалось, что на выжженной земле загорелось второе солнце. Из-за этого в первой половине дня линию холмов совсем не было видно: яркий свет ослеплял наблюдателя. Зато к вечеру, когда солнце нависало над морем, оно слепило позиции турков, намного ухудшая обзор равнины с холмов. Хотя всё равно, даже в слепящем свете, было трудно не разглядеть темные фигурки перемещающихся по равнине солдат.
Через полчаса после высадки под полотняным тентом, вокруг импровизированного стола из ящиков с боеприпасами, собралось командование 163-й бригады Норфолкского полка, в состав которой и входили десантировавшиеся батальоны.
- Господа! - начал генерал, закурив короткую загнутую трубку, - Как вы знаете, нашей боевой задачей является укрепление данной позиции для обеспечения безопасной высадки основных сил. Здесь, - он указал мундштуком на карту, - для этого самое удобное место на побережье. Стратегическая цель нашего десанта - завладеть селением Анафарта. Заняв эту точку, мы получаем контроль над обширным участком побережья. В этом случае наша армия и силы союзников получат возможность развернуть на этом участке базу для дальнейшего наступления по всему полуострову, и выходу в конечном итоге, к проливу Дарданеллы. Вам понятна задача, господа?
- Так точно, сэр, - ответили офицеры.
- Отлично. Полковник, доложите ситуацию с личным составом и вооружением.
- Да, сэр, - полковник Бошем откашлялся и начал доклад. - В данный момент в нашем строю 267 бойцов во вверенном мне батальоне 1/5, 242 человека в батальоне 1/4 под командованием капитана Монтгомери, и 415 человек в новозеландском подразделении. Личный состав в основном – добровольцы, есть несколько отрядов ветеранов. На вооружении бригады винтовки, 46 пулеметов Льюиса, 28 минометов и 6 восемнадцатифунтовых орудий противопехотной артиллерии. У нас достаточно боеприпасов, чтобы удерживать позиции в течение десяти-двенадцати суток.
- Благодарю вас, полковник, - Гамильтон удовлетворенно покачал головой. – Значит, план действий у нас будет следующий. Капитан, сейчас немедленно начинайте окапываться на границе равнины и выставляйте дозоры. Полковник, вечером отправляйте разведку к холмам. Их задача – выяснить расположение турецких сил. К пяти утра доложите о выполнении.
- Есть, сэр! – офицеры взяли под козырек и отправились выполнять распоряжение генерала.
Закипела работа. Весь личный состав двух батальонов взялся за лопаты. Обливаясь потом, солдаты долбили высохшую землю, поднимая тучи пыли. Дышать и без того было сложно: раскаленный воздух обжигал ноздри и легкие, а наполнившись пылью, еще и стал набивать ею горло. Привлеченные запахом людей, из травы налетели полчища огромных жирных мух. Бросаясь на человеческую плоть, они рассекали её своим острым клинком и вгрызались яростно в кожный покров. В эту минуту они, наверное, чувствовали себя доблестными османскими мухами, разящими неприятеля. Капитан Бошэм разрешил рядовым снять гимнастерки, но атаки насекомых заставили всех снова плотно одеться. Солнце уже перевалило за зенит и клонилось к морю, но ни на йоту не ослабило ярость атаки. Вода во флягах, спрятанных в тени, нагрелась и уже не утоляла жажду.
В этих адских условиях работа продолжалась до вечера. Когда окопы были готовы, а орудия укрыты в барбетах и закамуфлированы, обессиленные солдаты уже валились с ног. У многих на ладонях полопались жуткие мозоли, и на жаре раны начали гноиться. Еда портилась, и некоторые бойцы уже заработали сильнейшее расстройство кишечника. Никому не охота подставлять свой оголённый зад под шальную пулю, и поэтому из-за низины возле спасительного бруствера потянуло таким смрадом, что не выдержит нос самого бывалого золотаря. Правда, солнце уже сжалилось над измождёнными норфолкцами и уже наполовину потонуло в стальной глади Средиземного моря, ослабив атакующий натиск.
Почти весь личный состав сто шестьдесят третьей бригады свалился без сил на дно окопа. Бойцы засыпали, кто где упал. Только разведотряд капрала Кросса с наступлением сумерек отправился в сторону холмов. Шесть бойцов, измазавшись с ног до головы влажной глинистой грязью, стали почти неотличимы от земли. Быстро наступающая южная ночь скрыла разведчиков, вышедших на задание.

Ночь проходила тревожно. На холмах были видны огни, в ночной тишине с турецкой стороны доносились окрики, лязги металла и ржание лошадей. Полковник Бошем и капитан Бек стояли у бруствера окопа и вглядывались в ночную мглу.
- Не стали вечером атаковать, чего-то испугались, - размышлял Хорейс Бошем. - Как думаешь, Реджинальд, почему они не напали сегодня?
- Возможно их отряд, который обстрелял нас с утра, переоценил силу флотской артиллерии, - ответил Бек. - Либо выжидают, готовят мощный удар.
- Чувствую, с утра нам придется несладко. Во сколько рассвет, капитан?
- Светать начнет около шести. Солнце появится в начале седьмого.
- Вот тут-то они и начнут нас крыть, пока нам слепит глаза. Сначала артподготовка, потом пустят пехоту. Разведка… что они нам принесут? – в никуда задал вопрос Бошем. - Ну что ж, капитан, у нас есть пара часов, чтобы вздремнуть. Завтра нам понадобятся силы.
Офицеры отправились в окоп, устроились на жестких шинелях, но сон никак не приходил к полковнику. Так он и пролежал в тревожных размышлениях до момента, как в проеме бесшумно появилась невысокая коренастая фигура капрала Кросса.
- Господин полковник, позвольте доложить, - тяжело произнес разведчик. По-видимому, он был ранен.
- Кросс! Что с вами! Где остальные бойцы отряда? – взволнованно спросил Бошем.
- Один вернулся со мной, один погиб. Трое захвачены в плен, сэр. Моя вина, недоглядел. Готов понести наказание, – доложил капрал и закашлялся.
- Наказание подождет. Докладывайте, что смогли разузнать о турках. Сколько их там?
- Целая дивизия, господин полковник. Мощно укрепились. Солдат не меньше тысячи.
- Артиллерия?
- Я не заметил ни одного орудия, сэр.
Полковник удивленно поднял бровь:
- Что еще заметили?
- Похоже, они укрепляются и не готовятся к наступлению. Их саперы спешно возводят полевые фортификации, солдаты роют дополнительные окопы.
- Весьма интересно, - отозвался Бошем. - Есть ещё информация?
- Никак нет, господин полковник.
- Благодарю вас, капрал. Вы принесли важные вести. Ступайте к медикам, лечитесь и отдыхайте.
- Да, сэр, - отчеканил Кросс и удалился.

Ровно в пять утра командование собралось на совет. Полковник доложил генералу результаты разведки. Эти известия воодушевили Гамильтона. Информация об отсутствии артиллерийских орудий особенно порадовали. На совещании было принято решение ждать до вечера и в 16.00 начать наступление.
Расчет генерала был прост: если у турок нет своей артиллерии, и они не собираются наступать, значит, единственное препятствие, стоящее перед англичанами – это многочисленность турецких винтовок. Британские дальнобойные орудия и миномёты проведут артподготовку, уничтожая основные силы противника. С остатками справится пехота. Даже если их там двухтысячная дивизия, то шрапнель и мины могут сильно ослабить турецкие позиции. Важно начать наступление во второй половине дня, когда яркое южное солнце будет слепить глаза османским снайперам, и при этом хорошо освещать их окопы и укрепления.
На пути к стратегической цели – селению Анафарта, находилась небольшая высота, обозначенная на картах номером 60. Полковник Бошем справедливо заметил, что укрепившись на этой точке, будет возможно перетянуть туда полковые орудия, и более прицельным огнем уничтожать турецкую пехоту, после чего основными силами Норфолкского полка, подтянувшимися по всему фронту, добить оставшиеся османские силы и занять селение. Генерал согласился с этой корректировкой плана.
Утром донесение разведки подтвердились – с турецкой стороны не последовало артиллерийских залпов. Ожидаемой полковником атаки тоже не случилось. В оптику можно было рассмотреть, что пехота противника находится на позициях: в рядах окопов мелькали высокие турецкие каски и блики, отражавшиеся от штыков. Османы были уверены, что немногочисленный десант британцев не перейдет в наступление в невыгодной обстановке. На ‘’высоте 60’’, находившейся по правому флангу, неприятеля и вовсе почти не было, если не считать лёгкого заслона. В этом случае мешкать англичанам было просто преступно.
День двенадцатого августа выдался таким же ясным, как и предыдущие. Солнце после восхода вступило в свои права и устроило очередную душегубку. В окопах, напоминавших плавильные печи, несладко приходилось и британцам, и туркам. На синем небе снова не было и намека на облака. Однако, ближе к полудню над ‘’высотой 60’’, откуда ни возьмись, появились несколько тучек. Самая большая странность была в том, что возникли они из ниоткуда и зависали над возвышенностью неподвижно, несмотря на то, что с юга дул небольшой ветерок.
Ближе к трем часам дня генерал отдал приказ двум ротам батальона 1/4 под командованием капитана Монтгомери выступить в направлении ‘’высоты 60’’. Их задачей было занять её, отвлечь первый огонь противника на себя и дать возможность остальным силам перейти в основное наступление. Кроме этого, важной задачей являлась корректировка по радио огня британских орудий и минометов. Два отряда выступили и быстро добрались до высоты. Когда первые англичане появились на вершине холма, со стороны турецких позиций защелкали выстрелы винтовок – это турки открыли огонь по передовому британскому отряду.
В 15.45 начало происходить нечто совершенно непонятное. Бриз, дувший весь день с южной стороны полуострова, вдруг стих и сменился северным. В ту же минуту всю равнину начал окутывать странный серебристый туман. Ровно в 16.00 генерал Гамильтон отдал приказ начать артподготовку. Все орудия и минометы британцев начали палить по османам, и в это же время основные силы батальонов вышли из окопов и двинулись на восток – в сторону селения.
Солнце уже склонилось к закату и должно было освещать позиции османских войск, но этот странный туман спутал артиллеристам все карты. Окопы турков скрылись за белыми клочьями. Что-то вдруг случилось и с радиосвязью: корректирующие данные, поступавшие с ‘’высоты 60’’, приходили с сильными помехами в виде треска и шумов.
Артподготовка продолжалась 45 минут. За это время туман рассеялся, от него остались все те же тучки прямо над злосчастной высотой. Еще одна большая туча, похожая на огромный пушистый каравай, расположилась в расселине высохшего ручья, ведущего к этой высоте. Теперь в ясном воздухе стало видно, что основной удар полностью провалился. Снаряды пушек и минометов из-за тумана и неверно понятых данных, переданных по радио, нанесли лишь небольшие повреждения позициям турецких войск.
Между тем, весь состав бригады, включая оба батальона норфолкцев, Сэндригэмскую добровольческую роту, шедшую по правому флангу, и новозеландское подразделение, продолжал наступление и уже находился довольно близко к первой линии обороны турок. Там его встретил шквальный огонь турецких винтовок. Наступление захлебнулось. Британцы залегли и начали отстреливаться. Артиллерия уже была бессильна – слишком близко подобрались свои войска к неприятелю.
Началась ожесточенная схватка. Преобладающие числом османские силы дали мощный отпор британским солдатам. Однако под пулеметным огнем турки стали слабеть и понемногу сдавать позиции. Особенно это чувствовалось на правом фланге. Оттуда на азиатские головы сыпался свинец с ‘’высоты 60’’, где засели две роты батальона 1/4.
Полковник Бошем и капитан Бек, ведущие за собой батальон 1/5 по руслу высохшего ручья, устремились на подмогу к своим товарищам, залегшим на холме. Они продвигались по расселине к важной высоте, когда увидели перед собой то самое большое облако, оставшееся после странного тумана. Оно лежало прямо перед ними – чтобы взойти на холм, нужно было пройти сквозь него. Облако было величиной с линейный корабль, и по форме напоминало вытянутую буханку хлеба. Тучки, так и зависавшие над холмом, в точности повторяли форму большого облака, хотя были меньше по размеру. Странным было также и то, что облако казалось совсем плотным, будто из материи.
Бошему было не до рассматривания странных облаков. Основные силы бригады в центре и на левом фланге хоть и теснили понемногу турок, но всё же испытывали большие затруднения, находясь в низине. Ход сражения мог в любой момент переломиться, и единственной возможностью удержать наступление оставалась огневая поддержка с ‘’высоты 60’’. Полковник решительно направил батальон 1/5, все 266 человек, через облако на подмогу товарищам.
Стоило ему ступить внутрь, как туман начал обволакивать его. Он был таким плотным, что не было видно даже винтовки, которую Бошем держал наперевес. Рядом сквозь молочную пелену продирался рядовой Барнаби, громко рассыпая проклятья. Рядовой Коттер, не привыкший к столь стремительному перемещению, отстал как минимум на двести ярдов, и прикладывал неимоверные усилия, чтобы догнать командира. Турки из центра палили в облако наугад.
- Барнаби, вы хоть что-нибудь видите? – спросил полковник и обернулся. Рядовой сидел на пожухлой траве, схватившись за живот, и уже заваливался вниз. Бошем тихо выругался и продолжил движение. В какой-то момент стало совсем жарко, словно в преисподней. Вдруг перед ним полыхнула какая-то фантасмагорическая картина: незнакомый коренастый человек лет, кажется, тридцати, в гражданских брюках и расшитой сорочке странного кроя, шёл навстречу, нерешительно и боязливо, осторожно переступая ногами, словно опасаясь провалиться. Встретить тут гражданского, явно европейского вида, было немыслимо. Полковник на секунду подумал, что от жары стал терять рассудок. Незнакомец тоже остановился в полном изумлении. Во всяком случае, привидения или кем он являлся, вряд ли страдают особой впечатлительностью, верно? Теперь между ними оставалось не более двадцати ярдов, а туман словно потерял плотность, образовав коридор. Бошем ринулся вперёд. Пусть сам дьявол перегородил ему дорогу, это не может остановить английского офицера! Гражданский вздрогнул и бросился назад, в спасительный туман. Полковник, как ни старался, не мог его отыскать. Рядом появились бойцы, уставшие, но решительные. Туман снова сплотился, оставляя на одежде странные пятна, похожие на слизь, словно кто-то сморкался на мундиры подданных Её величества. Прошло ещё какое-то время, но ни выхода из тумана, ни товарищей из батальона 1/4 видно не было.
- Сэр, вы что-нибудь понимаете? – подбежал к обескураженному полковнику кто-то из солдат. – Творится какая-то чертовщина! Моих друзей подняла вверх неодолимая сила, как пёрышко! Я еле смог оттуда вырваться! Где нужное направление? Почему смолкли выстрелы? Что, чёрт побери, тут происходит?!
Действительно, канонада в один момент стихла, уступив место тишине, не менее склизкой, чем проклятый туман. Бошем молчал. Впервые в своей карьере военного он не знал, что делать.
Когда рядовой Коттер взобрался на холм и вступил в облако, его сослуживцы уже куда-то подевались. Туман стал рассеиваться. Облако оторвалось брюхом от земли и стало подниматься, открывая ужасную картину. Лучше бы он этого не видел. Последние лучи солнца озарили холм, а вместе с ними с турецких позиций прилетела пуля. Обиднее всего получить её не в яростной стычке, прямо в сердце, а чёрт знает где, заблудившись между фронтами атаки. Коттер зажал рукой шею, фонтанирующую алым, в последний раз поискал взглядом своих ребят, провалившихся невесть куда, и рухнул на высохшую траву.

Игра окончена. Вы проснулись, сняли наушники и пошли купаться, а завтра сядете на самолёт и улетите в свой город, самый лучший в мире. Валерий Кипелов допевает последний куплет.

В диком ущелье пульсирует мрак
Чертит дыханьем языческий знак
О-о, значит полк обречен
Облако медленно вверх поднялось
Вспыхнуло криком разгневанных звёзд
О-о, снова чист небосклон.
Прощай, Норфолк!
За честь короны мы умрем
Прощай, Норфолк!
Мы в рай едва ли попадем
Над Норфолком в ту же полночь грянул алый дождь
Сколько стен от белых молний факелом зажглось!
Чёрный пепел, чёрный ветер всех сбивали с ног
Каждый видел гибель Света...
Да хранит вас Бог!


ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА (на основе материалов www.wikipedia.org) (статья предполагается к удалению с портала)</b>
Сведения об этом странном случае противоречивы. По одним данным, всё произошло 21-ого августа 1915 года, по другим – 12-ого.
Из донесения генерала Гамильтона военному министру лорду Китченеру:


Батальон 1/5-ый Норфолкского полка был на правом фланге и в какой-то момент почувствовал менее сильное сопротивление противника, чем то, которое встречала остальная часть бригады.
Против отступающих сил противника полковник сэр Х. Бошем — храбрый, уверенный в себе офицер — повёл упорный натиск, увлекая за собой лучшую часть батальона. Сражение усиливалось, а местность становилась более лесистой и изломанной. К этой стадии боя многие бойцы были ранены или доведены до изнеможения жаждой. Эти вернулись в лагерь в течение ночи.
Но полковник с шестнадцатью офицерами и 250 бойцами продолжал преследование, оттесняя противника… Никого из них больше не видели и не слышали. Они углубились в лес и перестали быть видны и слышны. Никто из них не вернулся.


Протокол показаний очевидцев:


Поднимался день, ясный, безоблачный, в общем, прекрасный средиземноморский день, какого и следовало ожидать. Однако было одно исключение: в воздухе висели 6 или 8 туч в форме «круглых буханок хлеба». Все эти одинаковые по форме облака находились прямо над «высотой 60». Было замечено, что, несмотря на легкий ветер, дувший с юга со скоростью 5-6 миль в час, ни расположение туч, ни их форма не изменялись.
С нашего наблюдательного пункта, расположенного в 500 футах, мы видели, что они висят на угле возвышения 60 градусов. На земле, прямо под этой группой облаков, находилась еще одна неподвижная туча такой же формы. Ее размеры были около 800 футов в длину, 200 в высоту и 200 в ширину. Эта туча была совершенно плотной и казалась почти твердой структурой. Она находилась на расстоянии от 14 до 18 цепей (280—360 метров) от места сражения, на территории занятой британцами.
Двадцать два человека из 3-го отделения 1-ой полевой роты N.E.Z. и я наблюдали за всем этим из траншей на расстоянии в 2500 ярдов к юго-западу от тучи, находившейся ближе всех к земле. Наша точка наблюдения возвышалась над «высотой 60» где-то на 300 футов; уже позже мы вспомнили, что эта туча растянулась над пересохшей речкой или размытой дорогой, и мы прекрасно видели ее бока и края. Она была, как и все остальные тучи, светло-серого цвета.
Тогда мы увидели британский полк (первый дробь пятый батальон Норфолкского полка) в несколько сотен человек, который вышел на это высохшее русло или размытую дорогу и направился к ‘’высоте 60’’, чтобы усилить отряд на этой высоте. Они приблизились к месту, где находилась туча, и без колебаний вошли прямо в нее, но ни один из них на ‘’высоте 60’’ не появился и не сражался. Примерно через час после того как последние группы солдат исчезли в туче, она легко покинула землю и, как это делают любой туман или туча, медленно поднялась и собрала остальные, похожие на нее тучи, упомянутые в начале рассказа. Рассмотрев их внимательно еще раз, мы поняли, что они похожи на «горошины в стручке». В течение всего происходящего тучи висели на одном и том же месте, но как только «земная» туча поднялась до их уровня, все вместе отправились в северном направлении, к Болгарии, и через три четверти часа потерялись из виду.
Полк, о котором здесь упоминается, был объявлен «пропавшим без вести» или «уничтоженным», и, начиная с поражения Турции в 1918 г., первым делом Великобритания потребовала возвращения своего полка. Турция ответила, что она никогда не брала в плен этот полк, не вступала с ним в бой и вообще не подозревала о его существовании. Британский полк в 1914—1918 гг. насчитывал от 800 до 4000 человек. Те, кто наблюдал за происходившим, свидетельствуют, что турки не брали этот полк в плен и не контактировали с ним.
Мы, нижеподписавшиеся, хотя и делаем это заявление с опозданием, потому что со дня того события прошло 50 лет, заявляем, что вышеописанное происшествие является достоверным. Подписано свидетелями:
4/165 Sapper F. Reichart Matata Bay of Plenty
13/426 Sapper R. Newnes 157 King Street, Cambridge
J. L. Newman 73 Freyberg St. Otumoctai, Tauranga
1965г.


По отчётам майора Муниб-Бея, командовавшего 36-й турецкой дивизией, оборонявшей селение Анафарта, во время боя 12 августа турками было захвачено в плен 35 британцев. Как минимум один из пленных — рядовой Браун — был из состава батальона 1/5 Норфолкского полка (англ. Private A. G. Brown, 1/5 Norfolk Regt.)
После окончания войны в 1918 году британский солдат оккупационных войск, обходя поле сражения, обнаружил кокарду королевского норфолкского полка и после недолгих расспросов выяснил, что некоему турецкому крестьянину пришлось вывезти со своего участка множество тел, которые он свалил в ближайшее ущелье. 23 сентября 1919 года офицер, ведавший проблемами захоронений, сообщил:


Мы нашли норфолкский батальон «один дробь пять» — всего 180 тел: 122 норфолкца, несколько гентцев и саффолкцев с чеширцами из батальона «два дробь четыре». Нам удалось идентифицировать только трупы рядовых Барнаби и Коттера. Тела были разбросаны на площади примерно квадратной мили, на расстоянии не меньше 800 ярдов за передним краем турок. Многие из них, несомненно, были убиты на ферме, так как местный турок, владелец этого участка, сказал нам, что когда он вернулся, ферма была завалена (дословно «покрыта») разлагающимися телами британских солдат, которые он сбросил в маленький овраг. То есть подтверждается первоначальное предположение о том, что они (норфолкцы) не ушли далеко вглубь обороны противника, а были уничтожены один за другим (на поле боя) за исключением тех, кто добрался до фермы.

Но официальные источники так и не смогли объяснить пропажу остальных 144 норфолкцев из 266-ти. Как и не приняли во внимание показания того самого крестьянина, в ужасе и недоумении твердившего, что трупы, которые он нашёл на своём поле, были "изломаны и как бы сброшены с большой высоты...". Этот фермер испугался проделок дьявола Джабраила и сбросил разлагающиеся тела в овраг.
Выводы, сделанные комиссией по расследованию данного происшествия, засекречены. Причины произошедшего до сегодняшнего дня остаются неясными...

Соавтор главы - Василий Анисимов

Предыдущая часть: Повесть ''Чёрный квадрат''. Часть 1. ''Солдаты Антальи''
Tags: моё творчество
Subscribe
promo popados january 19, 2015 18:25 113
Buy for 90 tokens
Уважаемые читатели! Перед тем, как вы напишете здесь свой первый комментарий, ознакомьтесь с правилами поведения в этом невероятно светлом и уютном блоге. И тогда он наверняка не станет последним, я обещаю. Правила просты и понятны: Комментарии модерируются, и довольно жёстко. Оскорбления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments