Артур Popados Шигапов (popados) wrote,
Артур Popados Шигапов
popados

''Кровавый сепаратор''. Статья о проблемах терроризма на юге Таиланда

Кровь, насилие, взрывы, армейские патрули и отрубленные головы. Это Чечня, Афганистан, Ирак? Отнюдь. Добро пожаловать в Южный Таиланд!
Конечно, на первый взгляд вы не ощутите разницы со всей остальной тайской глубинкой. Всё те же хорошие дороги, мелкие городки с привычными глазу универмагами Tesco, рисовые поля и расслабленная провинциальная жизнь. Лишь намётанный глаз сразу заприметит смену привычной буддийской позолоты на строгость мечетей и женские головы, прикрытые платком-хиджабом. Здесь практически нет туристов. Территория пяти южных тайских провинций - Ялы, Паттани, Наративата, Сатуна и частично Сонгклы – стали предметом столкновения двух этнических групп и двух религий.
Ленты информагентств выбрасывают скупые строки, повествующие об эскалации насилия:
- В городе Паттани, расположенном на юге Таиланда, в результате взрыва бомбы погибли два человека, 14 человек получили ранения. Взрыв прогремел на парковке фешенебельной гостиницы. Как сообщили представители полиции, бомба была спрятана в огнетушителе, находящемся в автомобиле. 16.03.2008

- Государственная железнодорожная компания Таиланда приостановила движение поездов в южных провинциях на участке Сунгай Колок – Яла. Причиной тому стал субботниий теракт. Шестеро вооруженных автоматами «Калашников» сепаратистов атаковали пассажирский поезд, следующий из Сунгай Колока в Ялу. В результате их беспорядочной стрельбы погибло четыре человека, еще один тяжело ранен. 23.06.2008

- Более 60 человек получили ранения в результате трех взрывов, прогремевших во вторник на юге Таиланда. По предварительным данным, сработали взрывные устройства, заложенные боевиками-сепаратистами в одном из населенных пунктов уезда Сухирин в провинции Наративат. 4.11.2008г.


Это всего лишь три небольших эпизода конфликта, тлеющего уже более двухсот лет. Попробуем разобраться в его истоках.


Яблоко раздора

Как известно, ислам пришёл на север Мелаккского полуострова в XV-ом веке. На обломках некогда могущественной буддийской империи Сривиджайя с центром в Палембанге (о. Суматра) образовалось несколько независимых государств. Среди них был и небольшой исламский султанат Паттани, населённый преимущественно этническими малайцами-мусульманами и включающий в себя земли трёх современных тайских провинций и двух малайских штатов. Его жители молились Аллаху и говорили на яви – диалекте малайской бахасы. Независимая жизнь не была лёгкой - постоянно приходилось отбиваться от наскоков северных соседей-сиамцев. Наконец, в 1785 году султанат пал под ударами войск короля Рамы l - ого. Область оказалась в вассальном положении от новых владык, говоривших на чужом языке и поклонявшихся другому богу.

В XVlll-ом веке в регионе уже вовсю хозяйничали колониальные войска англичан. Они развязали войну с бирманским королём и вытеснили голландцев с Мелаккского полуострова. В 1826-ом году Сиам и Англия подписали Бёрнийские соглашения (по имени тогдашнего главного эмиссара Ист-Индской компании Генри Бёрни). Согласно им за сиамцами дополнительно закреплялись четыре северных малайских султаната Кедах, Келантан, Перлис и Теренгган. Англичане же получили стратегически важный остров-порт Пенанг в Мелаккском проливе и право торговать с вышеупомянутыми султанатами. Мнения самих малайцев, разумеется, никто не спрашивал. Весь XlX-ый век позиции колонизаторов, к которым добавились и французы, только усиливались. К началу века XX-ого Сиам остался единственной независимой державой региона. 10 марта 1909 года в Бангкоке было подписано новое соглашение, по которому за тайцами остались штаты Наративат, Паттани, Яла, Сатун и Сонгкла, а англичане вернули себе протекторат над Кедахом, Кедантаном, Перлисом и Теренгганом, получившим общее название Необъединённые Малайские Султанаты. Малайцев на переговоры позвать опять забыли, и нация оказалась разделённой на два государства. Население султаната Паттани наотрез отказалось признать власть Бангкока над собой. Так возникла причина длительного межэтнического конфликта.

Причины и следствия

В 1957 году Малайзия получила независимость и со временем превратилась в одно из самых преуспевающих государств Юго-Восточной Азии, где титульная народность обладает властью и значительными экономическими преференциями. ‘’Тайским’’ же малайцам досталась незавидная участь людей второго сорта в своём новом государстве. Преимущество при приёме на хорошую работу отдавалось буддистам, а госчины в малайской по этническому составу области были почти сплошь тайцами. К тому же финансирование южных аграрных провинций шло по остаточному принципу. В диссертации тайского политолога Тхунжитт Кантассы ‘’Политический сепаратизм в Южном Таиланде’’, защищённой на филфаке МГУ, чётко указаны этнические истоки конфликта: ‘’В исследуемом пограничном регионе на юге страны, трех южных провинциях – Паттани, Яле и Наративате, в которых проживает большинство мусульман, население сталкивается с проблемой политической дискриминации в гораздо большей степени, чем в других районах страны из-за своей этнокультурной идентичности. Дискриминация и конфликты выражаются в виде политического неравноправия и укоренившегося недоверия между правительственными органами и местными мусульманами’’. Как всегда, не обошлось и без экономики: ‘’Важную роль в возникновении и проявлении сепаратизма играют экономические факторы. Первобытная экономическая система и социальная база на юге Таиланда являются уникальными. Они тесно связаны с религиозными основами – исламом’’. Глобализму Тхунжитт Кантасса также приписывает роль катализатора противостояния: ‘’Вторжение новых форм экономического уклада, приток капитала и современной промышленности в связи с тенденцией к глобализации в 60-70 гг. XX века стали серьёзной причиной проявления конфликтов между коренной местной культурой и инородной, представленной новыми формами хозяйствования. Чрезвычайно быстрое экономическое развитие в стране, начиная с 60-х гг. прошлого века привело к проблемам непропорциональности развития и распределения доходов между населением центрального (промышленного района) и населением периферийных регионов. Это привело к конфликтам из-за неудовлетворённости проводимой правительством политики. Бедность и усиление расслоения местных мусульманских жителей стали современной проблемой. Общественная культура южного региона играет важную роль в образе жизни местных жителей, которые приучены к самостоятельному проживанию с поддержанием связи с родственниками и исповедующими свою религию’’. Эти особенности являются важными для возникновения проблемы политического сепаратизма и усиливают конфликты между тайско-буддийским населением и мусульманскими жителями - заключает политолог, буддистка по вероисповеданию.

Первая волна недовольства порядками прокатилась в 70-е года прошлого столетия, вторая - в 80-е, когда сторонники независимости организовали несколько движений и безуспешно пытались поднять народное восстание. Самыми крупными из них стали ‘’Национально-освободительный фронт Паттани’’, ‘’Барисан национальная революция малайского Паттани’’, ‘’Объединённая либеральная организация Паттани’’, ‘’Совет исламского народа в Паттани-Берсату’’ и ‘’Моджахед движение Исламского Паттани’’.

До поры-до времени правительству удавалось сдерживать протест, оставляя его относительно бескровным, пока на календаре не пришло время XXl-ого века с его модой на терроризм. К тому же в южных аграрных областях нашли большие запасы нефти и других полезных ископаемых. Этнорелигиозная проблема превратилась в экономическую. Деятельность сепаратистов резко радикализировалась и приобрела формы экстремизма. В качестве основного лозунга была выбрана идея отсоединения мусульманских провинций от Таиланда и присоединение их к Малайзии.

Откуда дует ветер?

Официальный Куала Лумпур не поддержал сепаратистов, однако не секрет, что боевики пользуются поддержкой своих единомышленников из Всемалайзийской исламской партии, правящей в штате Келантан. Малайские спецслужбы неоднократно проводили зачистки и арестовывали радикальных исламистов на своей территории, но этих усилий оказалось явно недостаточно. В 2001-2003 годах на территории Паттани загремели первые взрывы и пролилась кровь.

Многие международные СМИ сразу же поспешили связать теракты с деятельностью ''Аль-Каиды'' и некоей организации ''Джамаа Исламия''. Происходящее, однако, поставило эти доводы под сомнение. Уж слишком сильно терроризм в местном исполнении отличался от происходящего в Афганистане, Пакистане и Ираке. Он абсолютно не затрагивал столицу и популярные среди иностранцев курорты, не стремился получить широкий международный резонанс. Представители тайских спецслужб также отрицали причастность к конфликту арабских стран, указывая на явное сходство с ачехскими событиями. Напомним, в это же самое время на севере Суматры в провинции Ачех, богатой нефтью, местные сепаратисты-мусульмане воевали с мусульманским же правительством Индонезии за независимость, мечтая превратить область во второй Бруней.

Действие рождает противодействие

Нельзя сказать, чтобы тайское правительство безучастно взирало на разгорающийся конфликт у своих южных границ. С 1961-ого года по настоящее время было принято 10 программ по снижению различий в доходах между богатым Центром и отсталым Югом. Но все они утонули в коррупции и бездействии местных чиновников, вызвав дополнительное возмущение общественности. Военные решили бороться с терроризмом по-своему и провели в мятежных областях масштабные облавы. По сведениям исламских источников, в Паттани и Яле началась буквально ''охота на ведьм''. Солдаты врывались в школы и мечети, арестовывая тех, кто по их мнению был похож на террориста. Им считался чуть ли не каждый мужчина с бородой и в белой длиннополой рубашке с длинными рукавами. Идеологи сепаратистов стали таинственно исчезать прямо из своих домов, как например редактор радикальной исламской газеты Тванку Али. Группировка войск выросла численностью до 30000 человек при солидном оснащении, включая бронетранспортёры. В ответ участились случаи убийства чиновников местных администраций и буддийских монахов. Но Рубикон возврата отношений в мирное русло был пройден лишь в 2004 году.

28-ого апреля произошло событие, всколыхнувшее всю страну. В провинции Паттани толпы подростков-мусульман в возрасте от 15 до 20 лет напали на укреплённые пункты самообороны. По официальной версии, они были вооружены мачете и хотели завладеть стрелковым оружием. Полицейские открыли по нападавшим кинжальный огонь и убили свыше ста человек. Часть экстремистов, вооружённая автоматами, укрылась в одной из мечетей, но спецназ окружил её и перебил всех защитников. Однако противоположная сторона указывает на явный абсурд ситуации и нестыковки в объяснениях военных. По мнению мусульманской прессы, произошедшее больше походило на хладнокровный расстрел безоружной толпы- многие были убиты в упор в голову. Появилась даже ''наркотическая'' версия – будто бы это была массовая выходка молодых людей ‘’под кайфом’’, не соображавших, что делают, и пошедших на неминуемую смерть. Заместитель председателя ‘’Исламского совета провинции Яла’’ Ниму Магаджае прокомментировал эту странную и трагическую ситуацию так: "Впервые в своей жизни я стал свидетелем гибели такого количества молодых людей за один день. Но если выяснится, что они в самом деле были наркоманами, тогда мы не сможем считать их борцами за религиозные убеждения". Известная правозащитная организация Human Rights Watch заявила: '' Неясно, все ли убитые были вооружены или принимали участие в нападении, или же погибли также и мирные граждане, особенно – в тот момент, когда силы безопасности штурмовали мечеть в Паттани’’. Брад Адамс, директор-распорядитель Азиатского отделения организации, говорит: ’’Ответ со стороны сил безопасности был явно неадекватным и мог привести к жертвам среди мирного населения или, по крайней мере, создать такую угрозу, особенно – в момент штурма хорошо вооруженными правительственными отрядами мечети в Паттани''. Вслед за побоищем навсегда исчезло около 60 человек, подозревавшихся в причастности к нападению.

Но на чьей бы стороне ни была правда, последствия этой ‘’чёрной среды’’, в которой погибло пятеро военных и более 120 молодых людей, оказались катастрофическими для спокойствия в области. Один день унёс жизни стольких же людей, сколько за весь предыдущий год. Спорные провинции погрузились в пучину насилия.

Террористический рай

Сообщения о терактах стали приходить с пугающей частотой. Их жертвами становились уже не чиновники, а обыкновенные прохожие – как буддисты, так и мусульмане. На дорогах боевики устраивали засады, расстреливая безоружных людей. Некоторым из них отрубили голову со всей азиатской жестокостью. Экстремисты поджигали буддийские школы и убивали простых монахов, не брезгуя, однако, и грабежом. Всё смешалось в доме Облонских – кто-то мстил за убитых родственников, кто-то вёл идейную борьбу ''за свободу'', а кто-то просто ловил рыбку в мутной воде нестабильности. 2004-2006-ой года отмечены массовым исходом напуганного населения, уехавшего подальше от взрывов и автоматных очередей. Количество жертв приблизилось к двум с половиной тысячам. В последующем география насилия расширилась – от взрывов бомб, заложенных в мусорные бачки, пострадали люди в городе Хат Яй – крупнейшем торговом центре на юге страны и перевалочном пункте для множества туристов. В апреле 2007 года из-за автоматных обстрелов была даже остановлена железная дорога, связывающая Таиланд с Малайзией. Спохватившиеся власти в лице министра обороны Бунрона Сомтата заявили о возможности создания на юге страны SAR (Особого административного района) со статусом автономии. Но одними громкими заявлениями вряд ли остановишь раскрутившийся маховик насилия. На Востоке всегда подчинялись только силе и железной воле. Её тайской власти явно не хватает. Администрация попыталась привлечь к сотрудничеству лояльно настроенных мусульман и даже раздать им оружие, но оно быстро оказалось в распоряжении повстанцев. Многие госчиновники побросали свои высокие должности в неспокойных провинциях и предпочли сменить место жительства. А боевики чувствуют себя вольготно, имея поддержку населения и денежную подпитку от стран исламского мира. Количество их жертв уже перевалило за 3300 человек…

Что делать?

Увы, одними силовыми методами давний конфликт не решить. Примером для тайского правительства могут в какой-то степени служить действия российских властей в Чечне. Необходим целый набор из силовых операций, поддержки лояльных лидеров мусульман и массированных финансовых вливаний. Там, где начинается стабильная высокооплачиваемая работа и достойное существование, заканчиваются взрывы и умолкают пушки. Когда исчезнет контраст между бедным Паттани и богатым Келантаном, тогда исчезнет сам смысл сопротивления, его питающая база. Но до превращения отсталого аграрного региона во ''второй Бруней'' ещё очень долгая дорога, усеянная не розами, но розгами. В любом случае, никто не способен навести мир и порядок в мусульманском анклаве, кроме самих мусульман. Справится ли с этой задачей тайское руководство, выяснится ещё очень нескоро. А пока мы все обречены вздрагивать от очередного сообщения: ''Вчера в провинции Паттани исламистами был совершён кровавый…''
Subscribe
promo popados january 19, 2015 18:25 113
Buy for 90 tokens
Уважаемые читатели! Перед тем, как вы напишете здесь свой первый комментарий, ознакомьтесь с правилами поведения в этом невероятно светлом и уютном блоге. И тогда он наверняка не станет последним, я обещаю. Правила просты и понятны: Комментарии модерируются, и довольно жёстко. Оскорбления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments